ИЗ ГЛУБИНЫ ПОЮЩЕЙ

предисловие к книге стихов «На русской стороне»                  

-Знаешь, не могу стихи читать!... – растерянно пожаловался намедни один хороший человек, доселе слывший большим любителем и знатоком поэзии серебряного века.

- Чего это друг? – угрюмо полюбопытствовал я.

- Да сам не понимаю… Не могу –и все!... Шум какой-то все время мешает. Голове тоскливо делается…

- Ну, если голове тоскливо, то береги голову. От шума и тоски не спасешься аспирином… - посочувствовал я своему приятелю и не стал дарить ему книгу стихотворений, а взамен вручил популярную газетку пророчеств и предсказаний для дебилов. Хороших людей иногда надо и пожалеть.И сами собой пришли на память строки: 

Господи, прости им скудный ум,

Глумлива мелкая порода.

Скажи – откуда этот шум?

От «просвещения» народа! 

Я прислушался к себе, но, слава Богу, не почувствовал головной боли, и порадовался за себя и за поэта, так верно сказавшего о нынешнем состоянии нашего Отечества. И эхом откликнулись в сознании другие его стихи: 

А посмотри на небеса!

Над полем – света полоса, -

И только Слово выше Света. 

И как-то неожиданно уютней стало душе, и о своем знакомце с надеждой подумалось "Не поглотит его чертов шум, подавится!... Выдюжит человек, обретет ясное осознание мира и самого себя…»   Думается, не грех назвать имя поэта, чьи стихи так вовремя вспомнились и даровали моей душе надежду и веру взамен беспросветного уныния. Это уроженец Урала Игорь Тюленев.

Судьба свела меня с ним пять лет назад. Природа не обделила поэта внешностью и статью, и поначалу сие вызывало не только симпатию, но и настороженность. Ибо знавал я, да и сейчас знаю стихотворцев с обличием этаких добрых молодцев, рубаха нараспашку, у которых, кроме зависти к собратьям и причитаний типа «…Погубил меня, паря, город – и никогда не увижу село!», ничего за душой – ни в прошлом, ни в грядущем. Но, к счастью, Игорь Тюленев оказался не из этого сонма. Он оказался сам по себе, сам на себя похожий – и в жизни, и в стихах. И не без доброй хитринки, естественной защиты от недругов и соглядатаев, без которых, увы, как без осенних репьев, немыслима жизнь русского поэта. 

В стене – начальники Кремля,

В башке – отцы литературы…

Друг посинел от политуры,

Прости нас, мать-сыра земля! 

- лукаво обмолвился Тюленев. Но перефразируем Блока: " Простим лукавство! Разве это – сокрытый двигатель его?...»  Не «отцы литературы» и тем более не «начальники Кремля» в душе поэта, а любовь. Любовь к женщине, Отечеству, Слову и Богу. Этой любовью и тревогой за любовь пронизаны лучшие стихи Игоря Тюленева. 

Отцвела сирень в моих краях,

Потускнел ларец с заветной силой.

Раскачалось небо на корнях

Над глубокой Родиной-могилой.

Или:

На берегу крутом стоишь,

Торопишь облака.

Вдоль берега бежит малыш,

А вслед за ним река. 

Трагизм бытия и радость бытия идут рука об руку в творчестве поэта. Яркое тому подтверждение – эти как бы перекликающиеся образные строки, «где небо на корнях…» и «река, бегущая вслед» ребенку хранят в себе большой и малый русский Космос.

Не пожалею места и процитирую одно из самых замечательных стихотворений поэта, достойное самых взыскательных антологий: 

Хоть лежишь у самого порога,

Далека к тебе моя дорога – Родина моя!

Словно слезы счастья и печали

По лицу бродяги пробежали

И упали в русские поля.                                                                        

Чтоб однажды, близко ли, далеко,

Семена любви взошли до срока,

Зазвенели в поле зеленя.

Стриж пробил небесную вершину,

И упали звезды на равнину, Родина моя! 

И к калитке в довоенном платье

Вышла из глубин поющих мати,

Как выходит ангел из огня.

Я очнулся в поле на рассвете.

Жито сжато, над стернею ветер.

Выше ветра –   Родина моя!     

Именно после таких стихов понимаешь: поэзия – это не то, что нужно, а то без чего невозможно.

Есть у нас проворные стихотворцы, которые всегда знают, как надо писать. Тюленев, слава Богу, не ведает о том, «как надо…» Ему достаточно, что он знает: как писать не надо. Впрочем, и сие знание истинному поэту порой без надобности. Слово в стихах Тюленева движется, но не теряет своей энергии подобно мячу, катящемуся по густой траве, ибо оно подпитывается энергией души. А  душа пишущего, ежели он настоящий поэт, навеки в его стихах. И не правы утверждающие, что поэт должен владеть словом. Дважды не правы утверждающие обратное. Истинное слово живет в творце. Слово в нас, мы – в Слове. И никто не владеет ничем!

Читая Тюленева, я вспомнил замечательных русских поэтов Николая Рубцова, Алексея Прасолова, Анатолия Передреева. Поэтов, увы, как принято на Руси, недооцененных при жизни, оттесненных от читателя популярными эстрадными хохмачами.

И сегодня эти шарлатаны от поэзии не сгинули с горизонта. Правда, разглядеть их в поэзии практически невозможно даже при помощи телескопа, но зато на телеэкранах их можно лицезреть почти ежедневно. Видимые невооруженным глазом, эти окололитературные деятели, как и в былые времена, кажутся нашим доверчивым зрителям и самим себе астрономическими величинами. К сожалению, в астрономии разбираются только специалисты, а простым смертным сегодня некогда выискивать настоящие звезды в небе. Оттого и кажутся им поэтами граждане совершенно противоположной профессии. Смотришь на потускневшие физиономии литературных хитрованов и хитрованок – и возникает крамольная мысль: «Эти субъекты могут запросто обмануть самого Господа и, не умирая, воскреснуть…»

Впрочем, вряд ли все-таки это им удастся. Наверняка не удастся. Но вот умертвление истинной поэзии им удавалось на славу во времена старорежимные и удается ныне с легкостью необычайной. Средств для столь неблагодарной работы в их распоряжении предостаточно: от вышеупомянутого «голубого» экрана с Минкультуры до всевозможных «бескорыстных» фондов, спонсоров и прочей идеологической нечисти. Оттого и шум, и тоска в головах, и безнадежность. И даже хочется раздраженно призвать королей масскультуры: «Да чего вы тяните! Кончайте скорей всю эту русскую поэзию! Как говорится, закрывайте тему! Раз и навсегда!» И сии злопыхательские призывы не остаются без внимания. Подобно огородным сорнякам деятели масскультуры привычно глушат все истинно талантливое. сегодня энергия уничтожения направлена на поэтическое поколение Игоря Тюленева.

Однако когда зло побеждает на 101 процент, оно, как ни странно, неизбежно проигрывает. И утешим свой пессимизм сей хитрой мыслью, ибо настоящая поэзия, слава Богу, жива и вовсе не собирается отдавать концы во имя р-рр-рр-ры-ночной целесообразности.

Десятилетия назад замечательный русский философ Иван Ильин в статье «Когда же возродится великая русская поэзия» сказал: «Великая русская поэзия возродится тогда, когда в русской душе запоет ее последняя глубина, которая укажет поэтам новые, глубокие темы и дарует этим темам свою форму, свой ритм, свой размер и свои верные, точные слова… та священная глубина уже дана русскому человеку и обновлена в русской душе. Но она еще не принята русскими людьми, русским созерцающим сердцем и поэтому еще не запела в русской поэзии. Однако это время близится…»

Мне думается, сбываются вещие слова мыслителя и провидца. Истинные поэты зрят эту глубину. Вечная, священная глубина-высь поет в их сердцах. Одно из ярких подтверждений сему – творчество Игоря Тюленева.

поэт Лев Котюков (Москва)

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz