Поэт Игорь Тюленев

 

Обмануть музу нельзя!

 

               «Не пренебрегай врагами, они первыми замечают твои ошибки»

                                                                                     Авесалом Подводный

                                    

Скажу честно выступать в дискуссии «Век – новый, а поэзия?» я не собирался. Мысли об этом появлялись, но думалось, что и без меня достаточно в России если не поэтов, так дельных и умных литературных критиков. Выскажутся и за себя, и за нас грешных о словесности Российской. Но тут в одной из последних дискуссионных статей читаю:

- Если уж сходиться на ринге (автору статьи  И.Т.), так с Велимиром Хлебниковым, Павлом Васильевым, Пабло Нерудой и Шарлем Бодлером… (Знай наших!) Прочитал, посмотрел на выросший из книжной пыли почти атомный гриб самомнения и… не выдержала рука бойца! Выхватила из футляра вражеский «Паркер» выигранный и подаренный мне моим другом на буржуйском сходняке. Ну, сколько же можно играть в «классики»? Прыгая на кривеньких волосатых ножищах по асфальту за девочками подростками. На ваши лысые писательские головы не прицепишь бант. Куда вы лезете? 

  Напомню, что еще в прошлом веке популярный писатель Э.Хемингуэй уже выходил на ринг против Ивана Тургенева, который был крепким орешком русской литературы в добавок к тому же охотником – по нынешним меркам спортсменом. А не облаком с наволочкой набитой стихами – каким был поэт вселенной Хлебников. И тот же дядя Хэм опираясь на чувство реальности – побоялся выходить на ринг против Великого Старца. И не только потому, что, Лев Николаевич, не напрягаясь поднимал в осажденном Севастополе артиллерийские стволы и легко гнул писательскими пальцами – конские подковы. А потому что ВОЙНА И МИР, это вам НЕ ПРОЩАЙ ОРУЖИЕ! Я говорю о великанах. А когда литкарлики начинают раздуваться и кричать, что именно они великанестее всех великанов – я то знаю, что это всего лишь щепоть книжной пыли. Хочу чтоб и другие знали это.         

 

 

                                               «Бог не на стороне лучших батальонов,

                                                а на стороне лучших стрелков»

                                                                                                         Вольтер

                                               «Худших везде большинство»

                                                                                                        А.Пушкин

  Вернемся к нашим баранам. В дорогом русском Отечестве в одно время могут творить не более семи-десяти стихотворцев. Не говорю о кухонном комбайне Европе – там сейчас вообще нет поэтов. Говорю о нас с вами. Вспомните Золотой и Серебренный века русской поэзии… Наше время – не исключение. Хотя только в России в профессиональном писательском Союзе состоят на учете несколько тысяч поэтов. (Естественно - не милостью Божией. И.Т.) а бесчисленные антологии, приюты, альманахи, коллективные сборники… И уже - имя им легион. Хотя говорил же классик, чтоб появился один писатель нужно, чтоб 100 000 начали писать. Вот и пишут целыми деревнями, как в Жилино, что находится в Кунгурском районе Пермской области (воеводу которого велел заороть за мздоимство Петр 1). Пишут целыми горнозаводскими городками, как в Чермозе, (завод которого лежит на дне Камского водохранилиа). Выпускают поэтические сборники местных поэтов – и слава Богу! Пусть пишут – ведь они не лезут на русский поэтический Олимп. Не кричат на газетных перекрестках, что именно они уже ухватили Бога за бороду…

  Скажу за свой Урал. Например в Перми в конце прошлого века было всего три поэта – Виктор Болотов, Алексей Решетов и Николай Домовитов, К российскому же уровню приблизился лишь один поэт – Решетов. В Екатеринбурге хоть шаром покати – ни в том, ни в этом веке - ни одного лирника, Бажов был сказочник, но до поэта не дотянул. Поэтов нет и в Челябинске, хотя иногда мелькает мой знакомый Сергей Семянников ушедший с головой в печатанье графоманов.  Нет поэтов и в Нижнем Тагиле, и Серове (там правда родился боксер с мировым именем Костя Дзю, но он выходит на ринг только против равных себе). Говорю об Урале и не боюсь, что лишат меня уральской премии имени Мамина-Сибиряка. Правда выше денег, а поэзия выше правды! Э, как завернул. И еще – можно обмануть женщину, а музу нельзя!

  Я не стану выстраивать рейтинги поэтов. Не так и важно кто первый с конца, а кто с начала. Все меняется даже на глазах одного поколения. Взять хотя бы феномен Вознесенского. Нет феномена!   И еще – если ты умеешь читать, а тем более писать, то сам легко построишь всех по росту, а кое-кого заставишь упасть и отжаться.  Это, мой дорогой читатель, мы наблюдали с тобой не раз в предыдущих статьях.

   Я хочу сказать о другом. Меня очень волнует читательский интерес  к поэзии.

 

                                     «Жизнь – тысяча съеденных котлет » 

                                                                                    М. Багров

 

   Начну  с российской зоны, где мне неоднократно приходилось выступать, в том числе и в детских колониях. Приходилось прохаживаться по улице Свободы в том же Кунгуре, которая начинается у тюрьмы, заканчивается кладбищем. Разве это не поэзия! Так вот был я на самой страшной для зеков зоне – «Белом Лебеде». Ставшей в последнее время всемирно известной – после посадки на нее на короткое время Салмана Радуева. Но и до Радуева там сидели не менее знаменитые фамилии, например зять Брежнева генерал Чурбанов и.т.д. Но дело не в этих знаменитых сидельцах. Бывая на зонах я всегда прошу показать мне библиотеки и поэтические сборники. Интересно же, же что читают люди в полосатых робах?

Вот парад имен – Пушкин, Лермонтов, Фет, Тютчев и конечно же Сергей Есенин.

Все книги одинаково засалены и потрепаны. Вот горние вершины русской поэзии, которые видны даже из-за колючей проволоки и высоких заборов с вертухаями на вышках.      

 

                                                  «Слово есть поступок»

                                                                                          Л.Толстой

           Есть у меня давнее доперестроечное стихотворение «В родительском доме».

Процитирую, а потом поясню:

 

                                      В родительском доме

                                      Не жить мне и дня.

                                      В родительском доме –

                                      Чужая родня,

                                      Чужие портреты

                                      Висят на стене,

                                      Чужие заветы

                                      Бормочут во сне.

                                      Чужие с чужими

                                      Твердят о чужом

                                      И страшно мне с ними

                                      Быть в доме своем.

 

- Когда это стихотворение прочитала моя мачеха – она долго рыдала от обиды, думая, что это о ней сказано.

- Зек сидящий за убийство переписал его из областной газеты «Звезда» не мудрствуя лукаво – поставил вместо моей фамилии свою и отдал в лагерную газету «На волю с чистой совестью». Потому что думал – это стихотворение о нем.

- И только морской офицер приехавший к родителям в Пермь в отпуск – понял правильно замысел автора. Он понял, что ждет Россию в недалеком будущем.

 

                    «Легче зажечь одну маленькую свечу, чем клясть темноту»

                                                                                                          Конфуций

Неподалеку от «Белого Лебедя» находится Кизеловский угольный бассейн, горный Урал – Божественные места! Но... шахты остановлены, школы закрыты 11 из 20.

Взрослым работать негде, но дети все еще ходят в оставшиеся школы. В поселке Усьва  - 67 школьников из 1000 учившихся здесь недавно, в Шумихинском поселке из 1300 осталось 187 учащихся. То же самое творится на станции Баская и в Гремячинске.  И хотя наступили каникулы (начало ноября) стихи приходили слушать школьники разных возрастов и почти все школьные учителя.

Я смотрел на эти чистые лица, как на отраженные солнечные лики в горных речках

Вишера, Усьва, Колва. О солнце вспомнил не случайно. Прощаясь с нами слушатели сравнивали стихи с солнечным светом, пробившимся к ним. И не им надо благодарить поэтов, а поэтам благодарить таких читателей! Когда-то мой учитель Юрий Кузнецов говорил, что его стихи будут читать только через 50 лет.

 Будут, если мы не только станем перебрасываться рейтингами, но и работать в полную силу, а главное встречаться с читателями - и не только в Москве, а добираться до самых глухих мест любимого Отечества. Заверяю вас, что нет читателя благодарнее, чем простой русский человек. там нас действительно ждут.
И нужно по мере того, сколько тебе таланта отпустил Господь, возжечь свечу или запалить костер до небес, чтобы осветить все тайные тропы и метущиеся по ним заблудшие души.
Мы не имеем права проигрывать Битву. Наши предки и гениальные русские поэты нам не простят.

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz